Новости

Высокий уровень иркутской исторической школы

news

Профессор Иркутского государственного университета Александр Костров включен в состав Комиссии по исследованию старообрядчества при Международном комитете славистов. Что такое феномен староверия, чем занимается комитет славистов и в чем заключается деятельность комиссии — об этом нам рассказал сам Александр Костров, доктор исторических наук, профессор кафедры мировой истории и международных отношений исторического факультета ИГУ.

— Расскажите, пожалуйста, об основной деятельности общества славистов. Какие исследования Вы проводите? В чем заключается феномен староверия и как он помогает сохранять историю?

— Международный комитет славистов является известной научной организацией, которая действует с 1955 года и объединяет крупных ученых из многих стран мира, профессионально и плодотворно занимающихся славянскими исследованиями. Национальная и международная кооперация очень важна в науке, она позволяет развивать эффективную коммуникацию и поднимать качество производимого знания.

Комиссия по исследованию старообрядчества работает с 2008 года, является важным координатором и организатором научных мероприятий, направленных на всестороннее изучение феномена староверия. В нее входит несколько десятков крупных ученых из разных стран.

Показательно, что эту тему очень серьезно изучают не только в России и на постсоветском пространстве, но и в Швейцарии, Австрии, США и многих других странах. Например, в Японии есть Общество исследователей старообрядчества, с представителями которого мы иногда вместе участвуем в комплексных экспедициях. При этом изучается не только история, но и современность старообрядческих общин, их религиозная культура, язык, фольклор, книжность, искусство, быт и др. Для этого и собираются вместе специалисты разного профиля.

В последнее время в центре именно нашего внимания находятся культурная и визуальная антропология старообрядчества. Подобные исследования не только пополняют банк научных знаний, но и способствуют актуализации и популяризации сохраненной и развитой традиции, а также бесценному опыту сознательной адаптации к модернизирующемуся миру, выработанного староверами в условиях разных территорий. История старообрядчества — хороший пример знания своих корней, понимания важности традиций, культивирования традиционных ценностей, самоуважения, выбора своего, а не чужого. Всего этого явно не хватает современному российскому обществу.

— По какому принципу комиссия по исследованию старообрядчества принимает ученых в свои круги?

— В Комиссию по исследованию старообрядчества входят ученые, известные высоким качеством своих изысканий и трудов. Сама процедура ввода в состав предполагает открытое голосование всех членов на общем собрании. На заседании, которое проходило 27 июня 2020 года, моя кандидатура была поддержана единогласно. С одной стороны, это заставляет гордиться иркутской исторической школой, к которой я отношусь, а с другой — добавляет ответственности.

— Какую деятельность Вы ведете в научном сообществе славистов?

— Сейчас мы с коллегами развиваем большой многоэтапный проект, который имеет общее название «"Енисейский меридиан" старообрядчества». В его пространственные рамки входит четыре региона России (Иркутская область, Красноярский край, Тува и Хакассия), а также примыкающие территории. И хотя наш регион в отличие от других перечисленных не так богат староверием, у нас все же есть и восстановленные старообрядцами деревни, которых нет на карте, и скрытые таежные поселения, и латиноамериканские реэмигранты. Последний сюжет вообще очень интересен — ведь практически никто не знает, что у нас живут старообрядцы из Аргентины, которые попали туда из Китая, куда в свою очередь пришли из России в ходе послереволюционной эмиграции. Такой вот долгий путь на Родину, который сопровождался сохранением веры и культуры.

— А как молодое поколение относится к вашим лекциям о старообрядчестве? Насколько важно молодым людям знать об этом? 

— Современных студентов интересуют темы, связанные с конфессиональной историей вообще и со старообрядчеством в частности. Для удовлетворения подобного интереса в осеннем семестре на историческом факультете ИГУ будет читаться курс «Старообрядчество: традиционная культура в модернизирующемся мире». Формирующимся специалистам необходимо разбираться в проблемах и моделях, которым он посвящен, ибо они имеют отношение не только к староверию и сопутствуют всей жизни общества.

— Скажите, почему Вы стали изучать историю старообрядчества? С чего все началось?

— К изучению старообрядчества привели мои корни и глубина этой темы. Начиная с первого курса обучения на историческом факультете ИГУ, передо мной никогда не стояло вопроса: что изучать? Темой всех курсовых работ, диплома, кандидатской и докторской диссертации были разные аспекты истории староверия. И чем дольше я занимался этой проблематикой, тем больше она меня затягивала и открывала новые горизонты познания. Это не значит, что я не интересовался и не интересуюсь другими темами (например, этноконфессиональными отношениями и геополитикой), но история староверия всегда оставалась магистральной.

— У Вас большой список научных работ, не меньше и достижений. Среди многих из них своей необычностью выделяются научные стажировки в университетах других стран и экспедиции. Расскажите о некоторых из них.

— В рамках изучения истории и культурной антропологии общин разных конфессий мы посещали многие регионы России и страны Европы, Азии и Африки. Чаще это были специально организованные экспедиции, а иногда, как в случае с Южной Кореей, мы использовали выдавшуюся возможность. Так, благодаря плодотворному сотрудничеству с Юридическим институтом ИГУ, я в качестве приглашенного профессора преподавал в одном из ведущих вузов Сеула, и мы с местными коллегами предприняли ряд экспедиционных выездов по стране. Подобные научные мероприятия всегда дают массу ценной информации и оставляют яркие впечатления. Например, в Эфиопии у меня вообще был культурный шок. Но самое интересное для себя я увидел не за тысячи километров от России, а в глухой сибирской тайге, когда мы с коллегами смогли добраться до тайных старообрядческих скитов. Это была уникальная экспедиция в места, куда еще не ступала нога ученого. Как ни странно, но и в XXI веке такие места еще есть.

Дарья Ардамина

Фото предоставлено Александром Костровым

Управление информационной политики ИГУ
Телефон: 521-971