Новости

31 мая состоялось заседание методологического семинара исторического факультета ИГУ: «Население территории России в XVII - нач. XX вв.»

news
31 мая состоялось восьмое, последнее в этом учебном году, заседание методологического семинара исторического факультета ИГУ, организованного лабораторией историографии, источниковедения, методов исторического исследования, на котором выступил доктор исторических наук, профессор Лев Михайлович Дамешек, с темой: «Население территории России в XVII - нач. XX вв.». Провел заседание научный руководитель семинара, проф. А. С. Маджаров. 
Тем доклада была посвящена актуальному на сегодняшний день национальному вопросу в России. Докладчик рассказал об изменениях территории и численности населения Российской империи с момента принятия Соборного уложения в 1649 году до революции 1917 года. Так, если в XVII в. общая площадь империи составляла 14 млн квадратных верст, то к началу Первой мировой войны она увеличилась до 22 млн квадратных верст. Естественно, что за счет присоединения территорий к Российской империи увеличивалось количество населения. К 1914 г. насчитывалось около 178 млн человек, из них - 76 млн приходилось на Прибалтику. Если во времена Екатерины II количество подданных императрицы (впоследствии - императоров) России составляло около 18% от общего населения европейского континента, то к началу Первой мировой войны этот показатель поднялся до 32%. 
Профессор отметил достаточно высокий рост населения повсеместно в Российской империи. Например, если на момент раздела Польши в конце XVIII века ее население составляло около 2,8 млн человек, то в начале XX века оно увеличилось до 10 млн человек. По мнению докладчика, росту населения способствовал целый ряд факторов. Во-первых, это естественный прирост населения, который был выше, чем в современной России. Во-вторых, большую роль играл политический фактор - вплоть до XX века Российская империя представляла собой устойчивое государственное образование, в котором авторитет монарха был незыблем. Третьим фактором, по мнению докладчика, являлось благоприятное соотношение полов. Кроме того, в 1860-е годы в России были учреждены земские больницы с должностью оспопрививателей, вследствие чего уровень распространения эпидемий в России был значительно ниже, чем в Европе. 
Докладчик обратил внимание и на национальный состав населения Российской империи. Если в XVII в. Россия являлась моноэтнической страной, где процент русского населения составлял 95 от общего его числа, то к 1914 г. лишь 44,6% населения страны были русскими. Среди нерусского населения в тот период преобладали украинцы (около 18%), поляки (4,2%) и евреи (1,2%).
Основным мотивом территориальной экспансии со стороны Российской империи была не столько экономическая, сколько стратегическая составляющая. Например, война на территории Финляндии, являвшейся на тот момент шведской колонией, была предпринята в целях перенесения военной эскалации от границ Петербурга. То же самое происходило на Кавказе и в Средней Азии. Исключением стала Сибирь, присоединение которой было, действительно, продиктовано экономическими мотивами. 
От того, каким путем была присоединена та или иная территория к Российской империи, зависело ее последующее управление. Как правильно, присоединение происходило либо путем завоевания, либо путем заключения мирных договоров. В целом, докладчик отметил достаточно мягкое управление присоединенными территориями, особенно если эти территории проявляли лояльность. Например, в 1815 г. Польше была дарована самая демократическая Конституция в Европе (в России Конституции не было). В Финляндии был разрешен Сейм, преподавание в школах проходило на родном языке, была своя денежная система, а также была провозглашена независимость во внешней торговле. Российская империи пыталась взаимодействовать с местными элитами. Так, по Георгиевском трактату 1783 г. 86 грузинских дворов получили титул российских князей. 
Профессор в своем докладе нередко использовал термин «инородцы», отмечая при этом, что такое понятие не носит уничижительный характер, поскольку оно тождественно «сословию», а права сословий обязательно закреплены законом. Подводя итоги своего выступления, профессор отметил, что национальные проблемы, конечно, существовали и являлись очень острыми. Если говорить о том, почему произошел крах национальной политики, то докладчик связывал его с неоднородной политикой Министерства внутренних дел, в котором боролись два начала. С одной стороны, были сторонники сохранения национальных особенностей различных территорий. С другой стороны, были сторонники жесткой унификации всех территорий Российской империи. В конце XIX окончательно возобладал второй вариант. Таким образом, в 1917 году империи уже не приходилось рассчитывать на поддержку со стороны национальных автономий.
По окончании доклада профессору были заданы вопросы, как соседние государства следили за национальным вопросом в России, ведет ли расширение территории впоследствии к их неизбежному упадку и что такое «региональный империализм»? Докладчик пояснил, что соседние государства не только следили за ситуацией в России, но и пытались оказывать свое влияние, как это было в случае с Австро-Венгрией. Что касается территории, то империи до определенного момента представляют собой очень устойчивый организм, но рано или поздно они всегда распадаются. А практика имперского регионализма была особенно характера для первой четверти XIX в. в связи с деятельностью М. М. Сперанского и Александра I , и суть ее заключалась в том, что вся полнота власти находится исключительно в центральной части империи, а уже оттуда она должна делегироваться на места.